Невседома

Ереван. Часть 9: ущелье Раздана (60 фото)

17 апреля 2020
432
0
В Армении нет, как и многого другого, широких полноводных рек. Зато её плато я не случайно назвал "горами наоборот" - больше поднебесных хребтов здесь впечатляют бездонные каньоны.





Центр Еревана с востока ограничивает показанное в прошлой части: Ереван. Часть 8: Бульварное кольцо и Матенадаран Бульварное кольцо, а с запада - ущелье реки Раздан, в глубинах которого скрыто немало природных и рукотворных сюрпризов.



Формально, крупнейшая река Армении - почти равнинный Аракс, у своего слияния с Курой в глубинах Азербайджана достигающий размеров какой-нибудь Клязьмы. Вот только течёт он в Армении сплошь по границам, так что даже к берегу его не подойти. Классическая армянская река - это тщедушный поток в грандиозном каньоне. Так устроен и Раздан, у тюрок Занги, вторая по величине река Армении после южного Воротана. Он вытекает прямиком из Севана, нанизывает на себя каскад из 6 небольших ГЭС середины ХХ века, каньоном рассекает Ереван и где-то в черте столицы выходит на короткий равнинный плёс перед Араксом. И если по расходу воды Раздан немногим крупнее Яузы, то мосты через него приходится строить как через вполне себе взрослую реку. Самый верхний в черте Еревана, самый крупный и самый молодой - Давташенский мост, начатый в 1970-е годы, и с перерывами на землетрясения и войны открытый лишь в 2000 году:





Он соединяет спальный район Давидашен с Арабкиром, где мы жили большую часть пребывания в армянской столице. Выше по ущелью с моста видны какие-то шлюзы, которые я было принял за старейшую (1936-44) и мощнейшую (100 МВт) в каскаде Канакерскую ГЭС - на самом деле она стоит за поворотом и устроена по деривационной схеме, то есть представляет собой параллельный руслу корпус машинного зала, в который упираются трубы с горы. От неё зато работает стоящий на горе Каназ - Канакерский алюминиевый завод, один из крупнейших в бывшем СССР производитель алюминиевой фольги, построенный в 1950-е годы. Работает, что удивительно, до сих пор, даже несмотря на то, что купил его Дерипаска, которого как известно хлебом не корми, а дай закрыть алюминиевый завод в СНГ или глубинке. Умные армяне догадались прописать в договоре, что при попытке закрытия завода он переходит в собственность государства.



Ниже по течению - многоэтажки Арабкира да едва заметный в дымке Арарат. Сам Раздан местами можно перейти вброд, но мост через его ущелье имеет вполне серьёзную длину (496м) и впечатляющую высоту - 96 метров от поверхности реки, то есть выше, чем грандиозный Русский мост над Босфором Восточным.



По мосту, любуясь с высоты закатом, мы брели не спеша, а под мостом то и дело раздавался то визг, то удалой клич - по ущелью здесь натянута вот такая штуковина:



Следующий по течению - Большой Разданский мост, открытый в 1956 году. В народе его чаще зовут Киевским - по улице Киевян, поднимающейся меж тех двух сталинских башен и через пару километров переходящей в знакомый нам по первой части проспект Комитаса:



Киевский мост покороче (335м) и пониже Давташенского - и всё же 60 метров над водой. Не знаю точно, почему, но эта часть ущелья и самая благоустроенная - под Киевским мостом расположился сразу пяток ресторанов. Обратите внимание, что по дну ведёт своя дорога, а на ней - множество крошечных мостиков:



Со стороны центра среди многоэтажек видны какие-то необычные позднесоветские здания - возможно, часть огромного комплекса Ереванского института математических машин, то есть, по современному говоря - компьютеров. Основанный в 1956 году по инициативе крупнейших советских физиков армянского происхождения Андроника Иосифьяна и Виктора Амбарцумяна, ЕрНИИММ был одним из основных разработчиков советских ЭВМ.



С другой же стороны от моста встречает парк на высоком холме Цицернакаберд - труднопроизносимое название имеет необычайно романтический перевод Ласточкина крепость. Её отождествляют с Хелидонием - упоминавшейся византийскими хронистами армянской крепостью, в 10-11 веках отбившей несколько арабских и византийских нападений. Хотя это, как и вся средневековая история Еревана, не точно. Павильоны кафе в зелени Цицернакаберда действительно напоминают гнёзда - но только явно не ласточек:



Почти что над мостом висит грандиозный Спортивно-концертный комплекс имени Карена Демирчяна (1983-87), вполне уместно бы смотревшийся в каком-нибудь тематическом парке "Звёздных войн".



Карен Демирчян руководил Армянской ССР в 1974-88 годах, а погиб в 1999 году, когда террористы устроили стрельбу в ереванском парламенте. СКК был, конечно, не главным его детищем, но хотя бы в силу своего расположения получился самым заметным. Строился он фактически дважды - накануне сдачи в эксплуатацию здание сгорело и обрушилось. Комплекс был капитально реконструирован к детскому "Евровидению" 2011 года, а в Баку я недавно показывал дворец "взрослого" Еровидения, проходившего год спустя.



Но памятник на пыльной и выжженной солнцем аллее за ним - совсем о другом:



"По умолчанию" Цицернакаберд - это созданный в 1965-67 годах мемориал жертвам геноцида. В солнечном армянском зодчестве (сравните с Сардарапатом, где монумент спасению от геноцида!) облик его неожиданно сер и лаконичен. Над площадкой звучит медленная трагическая музыка, а в собственно комплекс входят подземный музей (1995) с невыносимо жуткими фотографиями на стенах, 44-метровый обелиск, символизирующий выжившую и погибшую части народа, и Армянская незабудка - цветок из 12 каменных плит вокруг вечного огня. Причём символична в последнем только незабудка как цветок вечной памяти, а вот в число плит каждый вкладывает свой смысл. Обычно их отождествляют с 12 провинциями Западной Армении, стёртыми с лица земли в 1915 году.



Тот край к началу ХХ века представлял собой холодную неприютное плато, где армяне хоть и жили испокон веков, а давно уже не были хозяевами. Как зимми (немусульмане), они платили увеличенные налоги, а заодно дань кочевникам-курдам, поскольку не имели права носить оружие и соответственно - законных возможностей за себя постоять. Однако помимо этих нищих запуганных сёл, была в Турции и другая грань армянской общины - богатые купцы и аристократы в городах вроде Константинополя или Измира, обосновавшиеся там ещё при Византии и порой возводившие на её трон даже армян-императоров. Армян-султанов, конечно, история не знала, но центром армянской культуры оставался Стамбул, а их капиталу в мусульманской империи принадлежали целые отрасли. Так и жили, почти не зная друг о друге, стамбульский армянин, сверху вниз поглядывавший на "грубых турок", и анатолийский армянин, последней козой откупавшийся от курдов. Но для мусульман они были единым целым, и как в Европе от антисемитизма страдали отнюдь не поместья Ротшильдов, так и в Азии армянофобия затрагивала вовсе не виллы на Принцевых островах. На холодных плато Западной Армении тогда царил скорее "худой мир", от которого одни бежали в Россию, а другие предпочитали терпеть, считая, что белый царь тут же начнёт обращать армян в православие. Эти страхи, конечно, поддерживала стамбульская элита - официально западные армяне оставались патриотами Турции вплоть до 1915 года. Политика России на Кавказе, однако, всё равно нарушала баланс: с 19 века в Турции всё активнее селились мухаджиры - кавказские горцы, не готовые жить под белым царём. Сами по себе привыкшие кормиться набегами, они к тому же порядком сузили кормовую базу курдов, и вот уже дань с армянских сёл сменилась грабежами. В 1862 году в киликийскому Зейтуне вспыхнул первый армянский мятеж. Ну а русско-турецкая война 1877 года и присоединение Карса окончательно уверили армян в том, что русских незачем бояться, а султана - в том, что изменники засели на восточном краю его земель! Европейцы по итогам той войны намеревались было создать независимую Армянскую республику, которая сейчас наверное исправно состояла бы в НАТО и ждала с распростёртыми объятиями американскую ПРО. Но тогда белые мистеры пришли к выводу, что "притеснение армян" - это прекрасный рычаг давления на султана, и магнаты из Константинополя и Смирны скорее всего были рады на этот рычаг нажимать. В ставшей заложником этих политических комбинации Анатолии же условия жизни делались всё более невыносимыми, самые пассионарные из армян вступали кто в отряды фидаев (партизан), кто в партию "Дашнактцутюн", не гнушавшуюся терроризмом. Западная Армения конца 19 века была местом неспокойным, примерно как наш Северный Кавказ в "нулевые", и турки изыскивали различные способы её подавить.



В 1890 году султан Абдул-Хамид II учредил хамидие - иррегулярную кавалерию по образцу русских казаков из курдов и черкесов, де-факту наделённую правом неподсудно грабить и убивать. Чем и занялись хамидийцы после очередных волнений в Сасуне: в 1894-95 годах, несколькими волнами по всей Османской империи от Закавказья до столицы прокатилась резня, унёсшая от 80 до 300 тысяч армянских жизней: это сравнимо с нынешней Сирийской войной! Но хамидийцы убивали в основном беззащитных крестьян, а не тех, кто держал в руках оружие - и дашнакские теракты да вылазки партизан-фидаев стали лишь ещё более частыми и жестокими. Потушить пожар пытались было западники-младотюрки, взявшие власть в 1908 году. Но в идее единого Турана от Балкан до Алтая армянам места не было, и первая же потеря народной поддержки год спустя обернулась Киликийская резнёй. В 1915 году тяжёлые поражения от русской армии стали поводом к "окончательному решению Армянского вопроса", которым последовательно занимался Специальный комитет Бахаэтдина Шакира - так мир впервые узнал слово "геноцид". У турок не было крематориев и газовых камер, но были безводные пустыни и холодные горы, куда армия уводила людей в "марши смерти". Кочевникам же просто дали право делать то, что они делали с оседлыми народами всегда, и кочевники охотно этим правом пользовались. Как в Третьем Рейхе, над людьми тут ставились медицинские эксперименты. Как в преданиях советских диссидентов, людей вывозили в Чёрное море и топили баржами. Как в Руанде, своих жертв убийцы сравнивали с инфекцией в теле страны - первый геноцид стал прообразом всех последующих. Всего в Первую Мировую было убито от 600 тысяч до 1,5 миллионов армян и 60-150 тысяч мусульман - армяне не были беззащитными жертвами, драться умели во все времена, и жестокостей тогда с обеих сторон хватало. Чем и воспользовалась молодая светская Турция, когда нашла себе такого могучего покровителя, как США с их силой решать, что считать Злом, что Добром. Вскоре мир услышал, что турки лишь спасали армян от русских, эвакуируя их в прекрасные сирийские оазисы, на что эти неблагодарные ответили террором и войной, и теперь даже покаяться перед турками не желают! Геноцид остался полностью безнаказанным (что позже мотал на ус Гитлер), и даже простое его признание другими странами осталось актом доброй воли.



Да и эту добрую волю мир не спешил проявлять: первым те события назвал геноцидом далёкий Уругвай в 1965 году, видимо не без участия Спюрка (диаспоры). Второй страной, признавшей геноцид, 30 лет спустя стала Россия, а третьей, в 1996 году - Греция. Теперь геноцид армян признаёт большинство христианских стран мира (но с немалым числом исключений, включая соседнюю Грузию), а заодно Сирия, Иран и Ливан. Но большинство из них сделали это лишь в 21 веке, та же Америка - в 2019 году, когда Эрдоган решил купить комплексы ПВО у России. Ну а покойный СССР, не терявший надежды переманить турок на свою сторону, армянского геноцида де-юре так и не признал, но после вступления Турции в НАТО признал его де-факто - иначе как бы появились видимые с турецкой территории мемориалы Сардарапата и Цицернакаберда? От них же виден главный памятник той трагедии - Арарат, отрезанный вражьей границей:



Цицернакаберд - и главный пункт программы для высоких гостей Еревана: незабудки к вечному огню возлагали президенты десятков стран (от многих, особенно России и Франции - по несколько президентов), римские папы и московские патриархи, нобелевские лауреаты и космонавты, звёзды вроде Алена Делона или Джорджа Клуни, режиссёры вроде Андрея Тарковского или Эмира Кустурицы, и конечно же известные армяне всего мира, как Шахнур Азнавурян (ака Шарль Азнавур) или Шерилин Саркисян (ака Шер). И в целом, я не могу отделаться от ощущения, что в любой другой постсоветской республике Цицернакаберд стал бы Парком Победы. В его расположении есть какая-то особая неповторимая торжественность, свойственная мемориалам главнейших святынь. Озарённый солнцем и продуваемый всеми ветрами, он виден почти из любой точки города, равно как и почти любая точка города прекрасно видна из него. Вот например Норагюх на склоне конической сопки, какие-то микрайорны, а за ними огромная промзона, самые заметные части которой - завод синтетического каучука "Наирит", мёртвый гигант первых пятилеток, и вполне живая Ереванская ТЭЦ (1963, 550 МВт) с сейсмостойкими трубами:



Левее - знакомый нам район от шпиля вокзала до белой модернистской часовни на Пантеоне Комитаса:



Ну а самый живописный вид - ещё левее. Под скалистой горой, названия которой я точно не знаю, хорошо заметен Кентрон - ереванский Центр. И если площадь Республики скрыта за многоэтажками, то оранжевый куб российского посольства и увенчанная стеклянной верхушкой башня ереванской мэрии прекрасно видны. Ну а ниже - пока ещё нам не знакомые церковь Сурб-Саркис, расположившийся левее дом-музей Сергея Параджанова и провал в каньон, куда теперь и перепрыгнем:



Я уже не раз называл Ереван Городом незавершённым генпланов: и Бульварное кольцо должно было быть именно кольцом, а не полумесяцем, и Северный проспект, проложенный лишь в 2000-х годах, планировался ещё в 1920-х, и Каскад явно совершенно не должен был упираться в уродливый пустырь на вершине. Самый, однако, неочевидный из несостоявшихся проектов - это Главный проспект шириной в квартал между улиц Арама и Бюзанда, этакий раннесоветский аналог бульвара Нур-Жол в Астане. Под него успели снести старые кварталы, однако в итоге освободившееся место засадили деревьями. Если маленький участок Главного проспекта к востоку от площади Республики ныне занимают Вернисаж и парк с репликами утраченных хачкаров, то большая, западная часть Главного проспекта представляет собой чахлые скверики, пыльные пустыри, "сковородки" парковок и тарахтящие стройки. По сути дела заметен Главный проспект лишь на карте, да и то не в любом масштабе, и всё же есть у него впечатляющий финал - у западной оконечности встречают высотка ереванского почтамта... и пара тоннелей под ней:



Они проходят под улицей Сарьяна, трущобами Конда и президентской дачей. Так и не смог разобраться, когда тоннели были построены, но судя по архитектуре - где-то на рубеже 1950-60-х годов. Не более понятно и их происхождение: по известным легендам, нужны они были за тем, чтобы местные шишки могли ездить отдыхать на Раздан, минуя опасные и непокорные трущобы. Вот только Конд тогда хотели снести и проложить на его месте Бульварное кольцо - как раз по улице Сарьяна над порталами! Другая версия гласит, что пешеходная функция тоннелей была второстепенной, а в первую очередь они строились как вентиляция, обеспечивавшая постоянную воздушную тягу вдоль Главного проспекта. Правый тоннель с одного конца прикрыт забором, с другого и вовсе забран решёткой, а вот из левого тоннеля доносились голоса, усиленные эхом. На входе стояла компания симпатичных молодых армянок, вида столь дерзкого, что ещё неизвестно, кому тут кого надо было бояться:



Дальше открывается вот такой вид. Длина тоннелей - 449 метров, а по ширине они вполне рассчитаны и на автомобиль:



Ближе к середине у тоннеля крайне необычное сечение - по местной легенде, это почтамт воздвигли уже над готовым тоннелем, и от того он сплющился, а стены выгнулись:



В целом, вид тоннеля мрачный, а ходить по нему страшновато - вроде и не славится Армения гопниками, но вот здесь их, кроме шуток, ждёшь! Но встречают лишь монстры на стенах:



Нижние порталы тоннелей. Обратите внимание на каменную пантеру между ними - я каким-то образом приметил её лишь на фото:



Тоннели выводят на мемориальную аллею, плиты-фонтанчики которой были посвящены молодым героям Великой Отечественной, как Зоя Космодемьянская или Александр Матросов. Именно "были" - увиденная в первый день, эта аллея испортила впечатления о Ереване не меньше, чем его безобразный общественный транспорт. Фонтанчики (прекрасная, кстати, замена Вечных огней!) давно высохли, а водители с расположенной рядом стоянки такси используют стелы русских и украинских героев в качестве туалетных кабинок. Собственно, вот прямо за этой стелой, прямо в момент съёмки кадра, делал свои поганые дела какой-то хрен - вон слева торчит его локоть под характерным углом к причиндалам. Такой мерзости я прежде не видел: снести бульдозером, как в Западной Украине иди Прибалтике - и то было бы честней.



От Осквернённой аллеи я пошёл вверх по ущелью, стараясь отвлечься пейзажем. Отвлекаться тут есть на что - ведь это же столбчатая отдельность! Подножье Гегамского хребта отмечают многочисленные лавовые плато, а лава, застывая, растрескивалась такими вот 6-гранными столбами, которые затем вскрывали реки, превращая их в стены каньонов. Здесь столбчатость, конечно, погрубее и поменьше, чем в Гарнийском ущелье, но зато - прямо в черте города:



Шёл же я посмотреть на Ереванскую ГЭС-1 (1962, 44 МВт) - предпоследнее звено Севано-Разданского каскада. Прежде небольшие каскады гидроэлектростанций примерно тех же времён я видел уже в Душанбе и Ташкенте.



Но только там они стояли в основном на руслах здесь же ГЭС расположена параллельно реке и вообще от неё через улицу - вода на её турбины подаётся по трубам с более высокой разданской излучины, возможно - от тех самых плотин под Давташенским мостом. Ну, а армяне даже ГЭС построили в своём национальном стиле:



По запущенным обочинам дороги вдоль реки я вернулся назад, к порталам тоннеля и Осквернённой аллее. Она приводит в Детский парк с симпатичными и куда как более ухоженными скульптурами:



А от парапета на кадре выше, как и с тянущихся далее аллей, можно увидеть шпиль большого здания в низинке:



На дне ущелья спрятан хоть и подзапущенный, но вполне настоящий железнодорожный вокзал! Он слегка похож на главный вокзал Еревана... или скорее наоборот - это главный вокзал похож на него, так как построен был на пару десятилетий позже. По дну Разданского ущелья с 1937 года пролегает Ереванская детская железная дорога - одна из старейших в СССР после детских железных дорог Тбилиси, Красноярска, Днепра и подмосковного Кратова.



Вокзал начальной станции Айреник (Родина), впрочем, несколько моложе - конца 1940-х годов. Вид его полузаброшенный, но в Баку, например, ДЖД и вовсе ликвидирована под ноль. На дальнем пути стоит паровоз Луганского завода, водивший ещё самый первый рейс по ДЖДшке и 1937 году. Ныне он скорее памятник, хотя теоретически вроде бы на ходу:



А вот ТУ2 в летние выходные по заполнению даже катает народ в самодельных открытых вагонах. На кадре выше видна компания молодёжи, и заметив их, я было понадеялся, что поезд сейчас пойдёт. Но нет - тут просто тихое место, где можно посидеть душевной компанией вдали от осуждающих глаз.



Ереванская ДЖД совсем короткая, всего 2,1 километра, и я решил пройти её целиком:



По дороге - небольшая купальня, само собой не в мелком и грязном Раздане, а в минеральном роднике:



45-метровый тоннель с датой "1956" на портале (хотя по данным знатоков, он старше), или вернее имитация тоннеля для юных железнодорожников:



Платформа Урахутюн, в переводе - Радостная. Что называется - оно и видно:



Жутковатая изгородь:



И конечная Пионеракан с ещё одним заброшенным вокзалом. За ним над обрывом виднеется благородно-каменный дом Параджанова. Как я понимаю, построен он был ещё в 19 веке на зажиточной оконечности Конда, а тифлисский армянин Саркис Параджанян прожил в нём всего пару лет. После карьеры режиссёра на Украине, падения в недра психбольниц и тюрем за диссидентство и мужеложество, внезапной реабилитации в Тбилиси с помощью именитых иностранных и грузинских режиссёров и ссоры с грузинскими националистами Параджанов приехал в Ереван. На волне Перестройки встречали его тут примерно как у нас бы встречали Солженицына, предложив выбирать любой дом. Здесь и поселился Параджанов в 1988 году, одобрил проект музея, а в 1990-м умер. Музей, судя по всему, весьма колоритен, но я, увы, так до него и не дошёл, а лишь полюбовался из ущелья:



В город здесь так просто не пройти - тропы тянутся у подножья отвесного скального склона. Где-то у ДЖД от Раздана отделяется канал, незаметно, но довольно быстро расходящийся с рекой по высоте на десятки метров. Его вода будет падать на турбины стоящей через пару излучин ЕрГЭС-3 - последней (1955) и самой маленькой (всего 5 МВт) в Севано-Разданском каскаде.



Через речку и канал здесь проложен живописный акведук (1950):



Красная башня над ним (видна на позапрошлом кадре) принадлежит коньячному заводу "Арарат", а чёрный домик выше по склону - видимо, партийная дача. Ближе - стадион "Раздан" (1971), а дальше - знакомые доминанты Цицернакаберда:



Мы пришли под самый Кентрон, и вон тот проём между сталинок - ни что иное, как начало проспекта Маштоци:



Отмеченное церковью Сурб-Саркис, живописно поставленной на столбчатый обрыв.



Её история в общем-то типична для ереванских церквей - основана в 1450 году, в 1679 разрушена Гарнийским землетрясением, вновь возведена в 1691-1705 годах, ну а нынешнее здание, как везде пишут, построено в 1835-42 годах. Конечно, одной старой фотографии достаточно, чтобы в этом усомниться - до революции церковь выглядела совершенно иначе. Но всё сложнее, чем кажется: несколько церквей в армянской столице были переданы верующим аж в 1970-х годах! И если храм Зоравор духовенство получило в первоначальном облике, а храм Сурб-Ованнес в Конде поменял лишь облицовку да силуэт купола, то Сурб-Саркис была полностью перестроена в 1971-76 годах. Иными словами, мы имеем здесь образец армянской церковной архитектуры в духе развитого социализма! Один из самых нетривиальных храмов, построенных в СССР...



Прошлые кадры сняты с моста Победы, чьё название вполне закономерно, если учесть, что строился он в 1941-45 годах, в том числе пленными немцами. По сравнению с прошлой парой проезжих мостов он довольно скромен - всего 200 метров длиной и 34 метра над речкой. Но Ахтанак стал первым мостом, позволявшим не спускаться в ущелье:



За мостом, на дальней от Кентрона стороне, эффектно стоят цеха Ереванского коньячного завода "Арарат", созданного в 1953 году:



Знаменитый "Двин", который якобы любил Уинстон Черчилль и даже перед Сталиным замолвил словечко за репрессированного мастера Маркара Седракяна (на самом деле это, разумеется, легенда от начала до конца) делают именно здесь:



Такисты в Ереване воодушевлённо рассказывали мне про музей коньяка при заводе, где можно попробовать всё и бесплатно. А так как последней каплей в решении ехать в Армению стало отличное вино, которым армяне ещё в Москве угощали нас с puerrtto, я решил это проверить.



Музей при заводе правда есть, и коньяк в нём правда наливают бесплатно... но только тем, кто возьмёт экскурсию, которая в свою очередь на рубли стоит больше 1000 с каждого в составе группы. Коньяком даже в фойе пахнет крепко:



"Арарат" при Советах отпочковался от винзавода "Ной", чьи серые цеха 1930-х годов встречают при въезде в Кентрон по мосту Победы, а башню мы видели в рассказе про площадь Республики. И коньяк "Финьшампань", в 1900 году взявший медаль на Всемирной выставке в Париже, был первоначально изобретён на этом берегу Раздана:



Тут тоже есть музей с дегустационным залом, но видимо работающий по той же схеме, что и на "Арарате", а я и вовсе его только закрытым застал.



Виноделие в Армении существовало, конечно, испокон веков, но промышленное производство вина здесь взялся налаживать купец Нарсес Таирянц в 1887 году. В 1898, однако, его завод взял в аренду, а в 1900 году и купил Николай Шустов, московский алкогомагнат, владевший несколькими винными и водочными заводами на разных концах империи (в первую очередь в Одессе). В глубине "Ноя" - цеха тех времён:



В целом, это одно из красивейших зданий Еревана, и сходство с крепостью издалека - оно совсем не случайно. Таирянц развёл свои виноградники на месте ещё ханских абрикосовых садов, стоило было российским военным в 1868 году покинуть упразднённую Эриваньскую крепость. Позже её территорию разделили винзавод и воинская часть, на месте которой теперь вон те многоэтажки ЖК "Глендейл" правее:



Вот кадр начала ХХ века - наверху справа остов ханского дворца, уже утратившие свои роскошные зеркальные залы, в которых в 1827 году офицеры впервые ставили "Горе от ума", а слева - строящиеся цеха винзавода:



На переднем плане же Красный мост, построенный после землетрясения 1679 года. Удивительно, но до 1940-х годов он был единственным в городе мостом через Раздан! Сейчас же от него остались лишь руины одного пролёта, к которым мы, к тому же, так и не обнаружили спуск:



За Разданом - колоритный Норагюх, с любой точки более всего впечатляющий формой:



К двум винзаводам прилагается ещё и пивзавод "Киликия" (1952), чьё название напоминает об армянском королевстве, существовавшем на Средиземном море, у дороги крестоносцев, в 11-15 веках. По нему же Киликией называется прилегающий район и Центральный автовокзал. На заднем плане виден заброшенный ресторан "Парос" на одном из холмов, увенчанных то воинским мемориалом, то урартийским городищем - в той стороне низовья Раздана с россыпью колоритным мест по обеим берегам...



Прошлые кадры сняты из бывшей крепости, и примерно те же места видел из своих окон ираванский хан. Напоследок - ещё какое-то загадочное огромное здание в низине, на фоне Арарата вдалеке: На равнинной части Раздана тоже есть, что посмотреть - например, воинский некрополь Ераблур или древние городища Шенгавита и Тайшабаини. В следующей части (я пока в раздумьях) отправимся то ли туда, то ли на Норкское плато, чтобы закончить уже с горной частью Еревана.

Автор VARANDEJ

-1
Добавьте свой комментарий
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
    wassatbig_smile1wink
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии Facebook
Возможно Вам будет интересно

Написать нам / Contact Us

www.nevsedoma.com.ua

Невседома © 2006 - 2020
  • Сделано в Украине
Регистрация