Невседома

Прыгающие бомбы доктора Уоллеса (21 фото)

18 мая 2018
1 203
0
Многие из вас, возможно, слышали шутку про прыгающую бомбу. А ведь мало кто знает о том, что прыгающая бомба действительно была создана и даже применялась в боевых действиях. Произошло это весной 1943 года... В ночь на 17 мая исполнилось 75 лет со дня одной из самых необычных операций проведенных британскими ВВС во Второй мировой войне - налету 617-й эскадрильи на дамбы в Германии...

В то время войска фашистской Германии уже оккупировали почти всю Европу, и бои велись в самой глубине России. В это время единственное, что могли сделать англичане и их союзники американцы, – бомбить промышленные районы Германии в надежде, что это приведет к уменьшению выпуска боевой техники – танков, самолетов, пушек, а также боеприпасов и горючего.

Однако никакие, даже самые мощные налеты, в которых участвовали сотни бомбардировщиков, не давали нужного результата. А все потому, что немцы быстро рассредоточили производство, переведя его из крупных городов в сельскую местность, а затем и вообще разместили оборудование в глубоких шахтах и штольнях.

Что делать?





В то время английский ученый-изобретатель доктор Барнс Уоллес обратил внимание военных на очень интересный факт. Оказывается, для производства одной тонны стали требуется семь тонн пресной воды. Другими словами, все металлургическое производство Германии зависит от запасов воды, накопленных в водохранилищах. И если взорвать дамбы, расположенные в Рурском индустриальном районе, то Германия окажется без стали. Это значит, что снизится выпуск брони, снарядов и даже подшипников, без которых немыслимо производство танков, машин, моторов. Понятно, что абсолютно все производство стали не прекратится. Но основные заводы-гиганты, зависящие от огромных объемов воды, значительно снизят свое производство.



А еще при разрушении дамб произойдет страшное наводнение. Будут смыты мосты и дороги, поселки и города, сельскохозяйственные угодья. Целые районы останутся без связи, света и продовольствия. По подсчетам, ущерб, который могла понести Германия при разрушении только одной крупной плотины, был сравним с тем, что смогла причинить немцам британская бомбардировочная авиация за год непрерывных налетов.

Это предложение в первый момент вызвало у военных большой интерес. Но вскоре их энтузиазм пропал. Почему? А все дело в том, что никто не знал, как и чем взорвать плотину. Оказывается, для разрушения огромной земляной насыпи плотины, усиленной мощной бетонной стенкой, требовалось 30 тонн взрывчатки! И кто сможет заложить эти 30 тонн? Диверсанты?





Схема атаки плотины с помощью бомбы Уоллиса.



Нет. Ведь для выполнения подобной операции потребуется целый полк диверсантов лишь для того, чтобы только притащить необходимое количество взрывчатки. А потом, разве плотины не охраняются? Да всех диверсантов переловят еще за сто километров от плотины. Остается только самолет-бомбардировщик.

Впрочем, и здесь все обстояло не так просто. Во-первых, в то время еще не было самолетов, способных поднять 30-тонную бомбу. Во-вторых, не было самолетов, способных сбросить бомбу так точно, чтобы она попала в плотину (пикирующие бомбардировщики и штурмовики для этой роли не годились, ибо в те годы они брали на борт слишком маленькую боевую нагрузку).

А если пустить в дамбу торпеду? Ведь торпедоносцы уже прекрасно зарекомендовали себя на море, отправив на дно немало крейсеров и линкоров. Но и торпеда тут вряд ли бы помогла, ведь ее заряд обычно не превышает 500 кг взрывчатого вещества. К тому же и немцы не были дураками. Они прекрасно представляли себе, какую важную роль играют плотины, и уже в начале войны защитили их специальными противоторпедными сетями. В общем, военные поблагодарили доктора Уоллеса за интересную идею и продолжили рутинные бомбежки Германии.

Но ученый не сдался. Он подсчитал, что если бомбу взорвать не на самой плотине, а внутри нее или, по крайней мере, прижать ее к стенке плотины со стороны водохранилища, то потребуется уже не 30, а всего 5 тонн тротила. Конечно, никакой диверсант не сможет пробурить в плотине туннель и заложить туда взрывчатку. Никакой водолаз не сможет притащить боевой заряд к стенке плотины. А что, если сделать специальную бомбу, которая сначала сама преодолеет противоторпедные сети, а добравшись до бетонной стены плотины, нырнет на заданную глубину и взорвется прямо у стенки.



Но что же это должна быть за чудо-бомба? И тут Уоллес вспомнил про то, как прыгают камешки по поверхности воды, если их сильно бросить с малой высоты. А что, если сделать подобную прыгающую бомбу? Она же сможет, несколько раз отрикошетировав от поверхности воды, запросто перепрыгнуть через все противоторпедные сети. А когда бомба стукнется о выступающий над водой край плотины, то остановится и затонет. А дальше все очень просто – опустившись вдоль стенки плотины на заданную глубину, она взорвется по команде барометрического датчика, применяемого в обычных глубинных бомбах. Такие бомбы уже давно использовались для борьбы с подводными лодками.



Бомба Уоллеса - внешне увеличенная глубинная бомба.



И эта идея оказалась вполне реальной. Ведь к тому времени британские морские летчики освоили весьма необычный способ бомбометания по кораблям противника. Они подходили к цели на предельно малой высоте и бросали бомбы, снабженные взрывателями с замедлением. В результате бомбы начинали скакать по воде, как те самые камешки, о которых говорилось выше. Этот метод получил название «томпачтовое бомбометание».

Почему топмачтовое? Да потому, что бомбы нужно было бросать с высоты, не превышавшей высоту судна. А самой верхней частью любого корабля, как известно, является габаритный фонарь, установленный на топ-мачте. Вот отсюда и пошло слово топмачтовый.

А разве нельзя было с помощью простого топмачтового бомбометания уничтожить плотину водохранилища? К сожалению, нет. Бомбы, что бросали по кораблям, были сравнительно небольшими. Никакого вреда плотине они нанести не смогли бы.

А что, если взять бомбу побольше?

С большой бомбой, оказывается, возникли и большие проблемы. Во-первых, единственный на то время тяжелый бомбардировщик британских военно-воздушных сил «Ланкастер», способный доставить пятитонную бомбу до намеченной цели, имел на малой высоте сравнительно небольшую скорость – около 350 км/ч. Если с этого самолета сбросить тяжелую бомбу, то она никогда не будет прыгать, как камешек, а сразу же «зароется» в воду. Для того чтобы понять это, не нужно ставить сложный эксперимент. Попробуйте сами кинуть вдоль поверхности маленький плоский камешек и тяжелый булыжник…

Была еще одна проблема. Обычная бомба, сброшенная с самолета, ударилась бы в бетонную стенку плотины с такой силой, что просто раскололась бы на куски или взорвалась в момент удара. Уход ее на глубину с последующим подрывом от барометрического взрывателя стал бы невозможным. Даже если корпус бомбы и выдержал бы столь чудовищный удар, то чуткий механизм глубинного взрывателя наверняка оказался бы поврежден. В общем, нужно было создать бомбу, обладавшую необыкновенными свойствами. Она должна была хорошо прыгать по воде и не отклоняться в ту или иную сторону. Кроме того, бомба должна была быть очень прочной, а ее взрыватель не должен был реагировать на удар о воду и о бетонную стенку плотины. Он должен был взорвать заряд на глубине 9 метров под водой.

Казалось, совместить в одном устройстве такие необычные требования невозможно.



Бомба Уоллеса под фюзеляжем "Ланкастера". Виден механизм для раскрутки бомбы.



Но Барнс Уоллес не зря так долго бился над решением всех этих сложных проблем. Он придумал совершенно новую бомбу, какую еще не видел свет. Талантливый конструктор придумал, как остановить прыгающую бомбу в нужной точке. Он сделал ее вращающейся.

Внешне прыгающая бомба Уоллеса напоминала огромную консервную банку из-под сгущенки. Она подвешивалась в самолете на специальных подшипниках и раскручивалась до 500 оборотов в минуту. Для чего? Во-первых, прыгая по воде, бомба сильно тормозилась, так как крутилась в обратную сторону. В результате удар о бетонную стенку плотины был уже не очень сильным. Мало того, если бомба в конце своего полета запрыгивала на стенку плотины, то благодаря вращению она скатывалась назад в воду и тонула как раз у напорной стены.

Многочисленные эксперименты с вращающимися макетами бомбы показали, что она должна была сбрасываться с летящего на максимальной скорости «Ланкастера» с высоты 18 метров ровно за 390 метров до цели. В этом случае бомба практически останавливалась у самой стенки плотины и тонула. Во-вторых, раскрученная бомба не кувыркалась в полете. Она напоминала собой огромную тяжелую юлу – хорошо всем известную детскую игрушку. В итоге после сброса с самолета бомба летела таким образом, что ось ее вращения все время оставалась параллельной водной поверхности. А это значит, что и падала в воду бомба ровно, не заглубляясь каким-то одним боком, что могло ее развернуть.



Итак, главная проблема была решена, и командование ВВС Великобритании решило нанести удар прыгающими бомбами Уоллеса по плотинам германских водохранилищ. Нужно было спешить, пока после весеннего таяния снегов водохранилища были полны. Вы думаете, что теперь дело осталось за малым?

Как бы не так. Вот именно теперь и начались главные трудности. Одно дело – тренировки, другое дело – проведение реальной боевой операции. И здесь перед военными встала новая проблема, о которой до этого никто не думал – бомбить-то плотины нужно ночью.

Почему?



Метод определения высоты с помощью двух прожекторов.



Да потому, что огромные вращающиеся бомбы, установленные поперек продольной оси самолета, не влезали в бомбоотсек даже такого большого бомбардировщика, как «Ланкастер». Их пришлось размещать на специальной подвеске под фюзеляжем. Из-за этого скорость полета самолета-носителя резко упала. Днем «ланкастеры» просто не смогли бы долететь до намеченных целей. Их еще над Ла-Маншем посбивали бы истребители-перехватчики люфтваффе. Да и для зенитчиков, прикрывающих плотины, тихоходные четырехмоторные самолеты, идущие на малой высоте, являлись бы прекрасными мишенями. В общем, удар нужно было наносить только ночью.

Вот тут-то и возникла новая проблема: а как летчикам, летящим в темноте над водной поверхностью, выдержать высоту ровно 18 метров? Да, та еще была задачка... Впрочем, решение нашлось довольно простое и при этом очень эффективное. На самолет были установлены два прожектора. Один, установленный в носовой части фюзеляжа, светил строго вниз. Другой, установленный в хвосте, – чуть вперед. Лучи от прожекторов были направлены таким образом, что пересекались как раз на расстоянии 18 метров под самолетом. Что это давало? Когда самолет летел на высоте 18 метров, то штурман видел на поверхности воды одно световое пятно. А если самолет шел выше или ниже, то – два. Своими командами он помогал пилоту выдерживать истинную высоту в 18 метров.

Подвеска бомбы Уоллеса под "Ланкастер".



И вот час истины настал…

Для ударов были выбраны две крупнейшие на Руре дамбы – Мён и Зорпе. На всякий случай, для экипажей были намечены и две запасные цели – дамбы Эдер и Энерпе. Датой боевого вылета было выбрано 16 мая 1943 года. В этот день на небе светила луна, что позволяло экипажам бомбардировщиков лучше ориентироваться. Всего в боевом вылете участвовало 19 самолетов.

Командир эскадрильи Гай Гибсон с экипажем перед взлетом возле своего «Ланкастера» В Мк. III.



Первая девятка, обходя все известные германские аэродромы, на которых базировались ночные перехватчики, а также позиции зенитной артиллерии, вышла точно к водохранилищу Мён. И все же один из самолетов во время полета над территорией Германии был сбит, так что до цели дошли только восемь крылатых машин.

Первый экипаж блестяще справился с задачей. Сброшенная бомба, сделав несколько прыжков, выскочила на парапет плотины, но благодаря своему вращению скатилась назад, ушла под воду, и там взорвалась. Но мощнейшая плотина выдержала сотрясение и устояла.

Когда волны, возникшие в результате взрыва, улеглись, а вода в водохранилище успокоилась, в атаку пошел второй самолет. Его экипажу пришлось несладко. Немцы проснулись и встретили «Ланкастер» огнем из всех стволов. Самолет загорелся, но экипаж незадолго до взрыва бомбардировщика успел сбросить бомбу. В этот раз бомба перепрыгнула через стенку плотины и упала с другой стороны, прямо на здание электростанции. И хотя электростанция была уничтожена взрывом, само тело плотины устояло. Третьему самолету повезло чуть больше. Получив несколько попаданий, он не загорелся, а бомба была сброшена очень удачно. Она взорвалась там, где нужно, но плотина вновь устояла.



Не смогла пробить брешь и бомба, сброшенная с четвертого самолета. Казалось, что все усилия англичан напрасны. Пора было прекращать операцию. Но экипаж пятого бомбардировщика, несмотря на смертельную опасность, пошел в атаку под ураганным огнем немецких зениток.

Именно пятая бомба сделала свое дело. Последнего удара поврежденная плотина не выдержала. Тело ее треснуло, и сквозь образовавшуюся щель начала пробивать вода. Сначала понемногу. Но постепенно напор воды начал все сильнее и сильнее размывать дамбу, и в конце концов она не выдержала. Огромные массы воды размыли пробоину и хлынули вниз. Дамба рухнула.



"Ланкастер" возвращается после налета на дамбы – бомба уже сброшена на цель.



Оставшиеся самолеты, видя, что здесь больше делать нечего, отправились бомбить запасную цель – дамбу Эдер. К счастью для экипажей этих самолетов, плотина Эдер не была прикрыта зенитками. Но здесь были свои сложности. Водохранилище располагалось в складках холмов, а потому пролететь над ним на малой высоте было очень сложно. Первый самолет, прежде чем сбросить бомбу, сделал шесть заходов на цель, но никак не мог снизиться до 18 метров. Только на седьмом заходе бомба была сброшена. К несчастью, бомба оказалась с дефектом. Ударившись о воду, она сразу же взорвалась, уничтожив и сбросивший ее самолет.

Экипаж второго и третьего самолетов, несмотря на подобную опасность, продолжили выполнение боевой задачи и после нескольких «примерочных» заходов поразили-таки плотину. Она не выдержала удара двух мощнейших бомб и рухнула.

Пилоты 617 эскадрильи в 1943 году, после операции Chastise.



Так завершилась эта уникальная в своем роде воздушная операция. А каковы ее результаты? Англичане тогда потеряли в общей сложности 9 самолетов, нанеся немцам страшный ущерб. Только для ремонта повреждений им пришлось привлечь 20000 человек, снятых с других важнейших производств. Министр вооружений Германии Шпеер после того случая сам признался, что очень опасался повторных налетов. А ведь немцам еще повезло, что удар прыгающих бомб выдержала их самая мощная плотина Зорпе.

– А что же англичане? – спросишь ты. – Что стали они делать дальше?

Да ничего не стали делать. Прыгающие бомбы – разрушители дамб – задумывались как одноразовое оружие. Они могли дать успех только в одной неожиданной, хорошо спланированной и засекреченной операции. Это у англичан получилось, хотя и не в полной мере.

Над разрушенной дамбой Мён уже висят аэростаты заграждения.



После налета в ночь с 16 на 17 мая всякому было ясно, что второй раз этот номер не пройдет.

Немцы усилили противовоздушную оборону своих дамб не только зенитками, но и аэростатами со стальными тросами. Так что ни один бомбардировщик на малой высоте к дамбе уже все равно бы не подобрался.

Взорванная дамба «Эдер» на следующий день после налета.



Вот только проку от подобных мер оказалось не особо много. Не успели немцы обезопасить себя от маловысотных «Ланкастеров», несущих «прыгающие» бомбы, как на их головы посыпались новые, так называемые «сейсмические» бомбы, разботанные все тем же доктором Уоллесом...

Разрушенная дамба «Мен» спустя четыре часа после налета.



+10
Добавьте свой комментарий
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
    wassatbig_smile1wink
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии Facebook
Возможно Вам будет интересно

Написать нам / Contact Us

www.nevsedoma.com.ua

Невседома © 2006 - 2018
  • Сделано в Украине
Регистрация