Невседома

Вятский Север. По рельсам из Кирова в Котлас (80 фото + 1 видео)

29 декабря 2016
843
0
Категория: Поезда
Через Киров проходит Транссибирская магистраль — стальной пояс России. Гораздо менее известна другая железнодорожная ветка, уходящая из столицы Вятского края на север, и приводящая в итоге в город Котлас

Через Киров проходит Транссибирская магистраль — стальной пояс России. Гораздо менее известна другая железнодорожная ветка, уходящая из столицы Вятского края на север, и приводящая в итоге в город Котлас на юге Архангельской области, где она соединяется с Северо-Печорской магистралью, ведущей в Республику Коми. Линия эта однопутная и тепловозная, неторопливые поезда развозят пассажиров по глухим лесным полустанкам, а за окном мелькают густые леса Вятского Севера. Покинув гостеприимный город Киров, я продолжил своё путешествие именно в этом направлении.



Путь от Кирова до Котласа — это 382 километра по железной дороге, и преодолеть его можно за один день волной пригородных поездов с пересадками на станциях Пинюг и Сусоловка. Однако я ехал дольше, так как сворачивал с основной линии на глухоманную тупиковую ветку до посёлка Христофорово у самой границы Кировской и Архангельской областей.

Поездка на Вятский Север для меня началась с маленького приключения. Поезд на Пинюг уходит из Кирова в шесть утра, я решил уезжать не с главного вокзала, а со станции Киров-Котласский, так как моя вписка находилась ближе к ней. Хоть и встал я в такую рань без особого труда, но вот сколько надо идти пешком до вокзала, — не рассчитал... В итоге до отправления поезда оставалось две минуты, когда я был от вокзала ещё в 500 метрах и бежал бегом с 65-литровым рюкзаком за плечами. Уже потерял было надежду успеть, но, подбегая к вокзалу, увидел, что поезд ещё стоит, ускорился, и запрыгнул-таки в последний момент. Успел! Вот только не смог из-за этого сфотографировать дореволюционный вокзал станции Киров-Котласский...

Итак, путь в Котлас начался, и я еду прямо в северном направлении. Пригородный поезд Киров - Пинюг представляет собой тепловоз ТЭП70 и четыре вагона, причём я сел даже в плацкартный. Вроде, пригородный поезд, а можно прилечь, и даже на верхнюю полку забраться. Поезд, не спеша, выехал из города, под колёсами простучал самый верхний по течению ЖД мост через Вятку, а потом начались луга и леса, среди которых порой раздавался гудок нашего тепловоза. Я некоторое время поспал.

Пока едем, стоит немного рассказать об истории этой дороги. Хоть она и второстепенная, и соединяет две магистрали (Транссиб и Печорскую), — на самом деле, она старше их обеих. Это историческая Пермь-Котласская железная дорога (участок Транссиба от Кирова до Перми тоже исторически относится к ней), построенная в 1895-99 годах для связи входящего в волжский бассейн Вятского края с рекой Северной Двиной и возможности вывоза в северные края, а также экспорта через архангельский порт зерна из Вятской губернии. В то время Котлас был лишь коми-зырянским селом с речной пристанью на берегу Северной Двины, а городом стал в 1917 году.





Уже незадолго после Кирова почти исчезают луга, и появляются сплошные леса.

В 1930-е годы на севере Кировской области активно развивалась лесная промышленность, во многом с использованием труда заключённых Вятского ИТЛ (ВятЛага), а после войны — немецких военнопленных. И в наше время Вятский Север — это лесопильный край, где почти каждый посёлок живёт заготовками леса. В советские времена в этих местах было построено множество лесовозных узкоколеек, некоторые из них в наше время уже разобрали. А от самой линии Киров - Котлас есть два малодеятельных ответвления: Сусоловка - Христофорово (1930-е годы) на самом севере области и, несколько южнее, — Панасюк - Подосиновец (1966 год).



Выглянем в окно. Через полтора часа — станция Юрья в одноимённом посёлке (5 тысяч жителей), с новым вокзалом.

В прошлом из Кирова в Котлас ходил пассажирский поезд из категории "шестисотых", где отдельные вагоны отцепляли в Мурашах, Пинюге и Лузе. Был там и отдельный вагон до Христофорово.



Едем всё дальше на север, на маленьких станциях порой выходят и садятся пассажиры, включая железнодорожников. Это, вроде, станция Великая.



Я долго стоял у открытого окна, вдыхая свежий воздух, к которому примешивался дым от тепловоза, и глядя на леса, где стук колёс раздавался мелодичным эхом.



На часах уже девять утра. Поезд проехал под уходящей на северо-восток автодорогой Киров - Сыктывкар, а затем за окном показался небольшой городок, заводские постройки и масштабный лесопогруз.

Это городок Мураши, насчитывающий 6 с половиной тысяч жителей (при распаде СССР было 10 тысяч, а в 1950-е годы — 14). Возник он как посёлок при станции в 1895 году (как и большинство на этой линии), а городом стал в 1944.



Вокзал в Мурашах — по-видимому, позднесоветский. Поезд стоит здесь 23 минуты, и можно немного прогуляться.

Официально мой пригородный поезд — это два поезда: Киров - Мураши и Мураши - Пинюг. Поэтому даже билеты мне контролёр продала раздельно. В Мурашах от поезда отцепляют хвостовой вагон, и их остаётся только три. Интересное явление — прицепные вагоны в пригородном поезде.



В конце станции — вагонное депо. Справа виден отцепленный вагон под маневровым тепловозом.



Мой поезд (ещё до отцепки хвостового вагона). Тепловоз ТЭП70 аж из Казани (депо Юдино).



Привокзальная местность в Мурашах выглядит примерно так:



Сталинский ДК железнодорожников:

Мураши здесь как граница цивилизации. После них начинаются совсем уж дремучие, почти таёжные леса. И здесь же сто лет назад проходила граница Вятской губернии, и начиналась уже Вологодская (Никольский уезд). В наше время Кировская область выдаётся ещё далеко на север узким выступом, вклиниваясь между Вологодской областью и Республикой Коми.



За окном будто даже прохладнее стало. Прямо дыхание Севера.



Вскоре после Мурашей — станция с вот таким весьма нетривиальным названием. Разумеется, появилась она не сразу, а уже в 1932 году. Название прямо в духе тех лет.

Дальше всё становится ещё смешнее. Во-первых, в посёлке Безбожник в данный момент строится православный храм, а во-вторых... сможете угадать, как называется следующая станция после Безбожника, соседняя с ней?



А вот как!

Комизм ситуации дополняется ещё и тем, что точно между Безбожником и Староверческой проходит водораздел Вятки и Северной Двины, то есть Каспийского и Белого морей...



Посёлок Староверческая — один из многих на этой линии. Настоящая лесная глубинка.



На Староверческой сохранилась водонапорная башня 1890-х годов:



Следующая станция — Вазюк, с кирпичным советским вокзалом. Название происходит от протекающей рядом речки Вазюг (приток Лузы, которую мы ещё увидим севернее).

В этих местах немало топонимов коми-зырянского происхождения с окончанием "-юг", обозначающим "река" (ср. финское joki). И даже самая крупная река здесь называется Юг — один из "родителей" Северной Двины.



На часах половина одиннадцатого. Уже полтора часа осталось до Пинюга.



Станция Опарино в 4-тысячном посёлке городского типа, районном центре. Отсюда всего 10 километров до Республики Коми.

А ещё здесь — начальный пункт Опаринской узкоколейки, которая ведёт на 40 километров в тайгу, до глухого посёлка Чурсья.



Следующая станция — Латышский, появившаяся здесь в 1914 году. Своим названием она напоминает о прибалтийских переселенцах времён столыпинской реформы.



Станция Альмеж порадовала своим внешним видом. Аккуратная новая деревянная платформа и такой же новый вокзал в виде терема с островерхой крышей. Вроде, в этом посёлке тоже есть узкоколейка.



Остаются уже последние километры до конечной станции. Пейзаж сильно напоминал мне какое-то место в Ленинградской области.

Пассажиров в вагоне осталось уже довольно мало, и в полдень поезд стал сбавлять ход, за окном начиналась крупная станция. Это — Пинюг (ударение на И). За спиной уже 240 километров и пять с половиной часов пути от Кирова. Пассажиры неспешно разошлись по посёлку, а мне вскоре предстоит ехать дальше на север.



Моросит мелкий дождик. На станции — новый вокзал (такой же, как в Юрье), где внутри оказалось весьма многолюдно. В частности, я заметил там большую группу школьников с рюкзаками, которые, судя по разговорам, возвращались в Киров из похода по лесам.

Покупаю билет и иду гулять. Мой поезд на Лузу и Христофорово (опять же, по факту один поезд, а официально два) отправится через час. Можно бегло осмотреть посёлок.



В Пинюге тоже есть дореволюционная водонапорная башня:



акже с тех времён сохранились железнодорожные казармы вдоль путей. Некоторые уже заброшены.

В Пинюге тоже начинается лесовозная УЖД, но она находится с другой стороны от станции, и я не догадался сходить посмотреть её. Сам по себе Пинюг — ПГТ с населением около двух тысяч жителей. Численность начала снижаться ещё задолго до распада СССР, — в 1950-е годы Пинюг насчитывал 8 тысяч, а в 1980-е — уже только четыре.



Привокзальная площадь с магазинами:

Название Пинюг можно буквально перевести на русский как "Малая река" (по сути, то же самое, что и Пинега в Архангельской области). На родственном финском языке это звучало бы как "pieni joki".



В основном посёлок выглядит примерно так. Вполне вероятно, что некоторые дома принадлежат кировским дачникам.



Но в целом Пинюг оставил довольно мрачное впечатление. Впрочем, север Кировской области — откровенно экономически депрессивные места. Хотя и не без своего очарования.



На поселковой котельной обнаружился украинский след:



Домики:



На некоторых встречается деревянная резьба. Даже со звёздами.



Так я дошёл до конца посёлка. Дальше уже только лес.



озвращаюсь на станцию. Уже знакомый мне поезд готов к отправлению обратно на Киров, а на втором пути стоит дизель РА1 ("рельсовый автобус"), с которым они обмениваются пассажирами. Именно на РА1 мне предстоит ехать до глухоманной станции Христофорово, которая является логическим завершением всей железнодорожной атмосферы этого лесного края.



Трогаемся дальше. В вагончике многолюдно, и за окном всё так же тянется лес. До Христофорово ехать сто километров, но при этом почти 4 часа!



Через полчаса — станция Панасюк в посёлке Верхнемалье. Её название я уже не смог вывести от местных топонимов на "-юг", и похоже, что оно таки происходит от фамилии какого-нибудь рабочего-ударника украинской национальности (честно говоря, я сперва и про Вазюк так подумал).

Это узловая станция местного значения. На запад отходит 30-километровая малодеятельная ветка до станции Подосиновец вблизи одноимённого посёлка на берегу реки Юг. Надеюсь как-нибудь доехать и дотуда. Помимо пригородного поезда, туда ходит даже прицепной вагон из Кирова.

Следующая станция — Лунданка. Снова накрапывает дождь, а мы пропускаем промчавшийся навстречу поезд Воркута - Адлер, везущий северян к черноморским курортам.



Посёлок Лунданка. Во многие из местных деревень ведут только грунтовки. Поэтому на ЖД большой пассажиропоток.



В три часа дня за окном показался городок Луза. Сначала поезд переезжает по мосту одноимённую реку — приток Юга, который течёт западнее.



Станция Луза с кирпичным советским вокзалом. Перрон наводнён людьми, и пассажирский состав в вагончике заметно обновился. После Лузы некоторые даже ехали стоя.



Из поезда Луза выглядит примерно так. В этом городе проживает 10 с половиной тысяч человек, и это местный центр цивилизации, — единственный город Вятского Севера. В 25 километрах восточнее находится старинный Лальск — бывший город, а ныне ПГТ, который я тоже как-нибудь надеюсь посетить.



Поезд снова разгоняется и едет довольно быстро, будто бы стремясь отыграться напоследок, — ведь он знает, что через полчаса ему придётся значительно замедлить ход. Потому что, доехав до станции Сусоловка через полчаса после Лузы, он сворачивает на Христофорово, где оставшиеся 16 километров ему предстоит ехать целый час!

В этих местах прямолинейно прочерченными границами сходятся три области — Кировская, Архангельская и Вологодская. Причём проведены границы так, что железная дорога Киров - Котлас не пересекает границу Кировской и Архангельской областей, а проходит через кусочек Вологодской, где находится станция Сусоловка — такой вологодский "транспортный анклав". Так что по пути из Лузы в Христофорово поезд заезжает в Вологодскую область и возвращается в Кировскую.



Вот и Сусоловка (ударение на У). Стоим 15 минут, меняя направление движения. На втором пути идёт посадка на поезд Сусоловка - Котлас, куда пересели многие ехавшие со мной пассажиры. До Котласа осталось всего 60 километров, но я туда поеду уже завтра.



Вокзал здесь новый, как в Альмеже. Внутри приятно пахло древесиной.



А потом началось плавное погружение в мой любимый мир малодеятельных железных дорог. Пассажиров в вагоне стало заметно меньше, и это были в основном пожилые люди, а поезд, сменив направление, покатился с медленной скоростью прямо в лес — в сторону от основной магистрали.

Протяжный гудок, и по стенам вагона начинают скрести ветки лесных деревьев. Лесопромышленный посёлок с красивым названием Христофорово был основан в 1930-е годы, тогда же в него была проложена железная дорога. В советские времена там действовал крупный леспромхоз, ныне блаженно почивший. Грузового движения по ветке больше нет, поэтому и убыточно её ремонтировать. Из-за этого состояние путей таково, что местный пригородный поезд идёт со скоростью 15 км/ч. Из поездов стандартной колеи медленнее только поезд Земцы - Жарковский в Тверской области.



Поезд идёт как будто по лесной тропинке. Прямо-таки ощущаешь себя на прогулке по лесу. Вокруг дремучая чаща, выглядящая таинственно, и, наверное, полная ягод и грибов.

Удивляют две вещи. Во-первых, движение здесь непривычно частое для такой линии, — ежедневно и две пары в сутки (а вторая, к тому же, ещё и ночью), а во-вторых, современный подвижной состав. Правда, из-за состояния путей он всё равно идёт чуть быстрее человеческого бега. РА1 смотрится здесь как машина времени, и при поездке в Христофорово по-настоящему возникает ощущение путешествия в прошлое.



Временами кажется, что лесные кроны сейчас сомкнутся над поездом. Кстати, в лесу много деревьев, обильно поросших лишайником, — признак отличной экологии.

Видео. В вагоне уютно, на соседней скамейке о чём-то говорят местные бабушки. В середине видео видна речка Залесская Лала (приток Лузы), а потом какой-то путейский сарай из бывшего вагона.





Многие ведь привыкли к тому, что романтика железных дорог — это шумные вокзалы в больших городах и скорые поезда. Но на самом деле, всё куда как разнообразнее...



И только через час такой дороги лес расступился, вокруг появилась сперва большая пустошь, а потом и посёлок, где продолжает теплиться жизнь, несмотря на все трудности.



Поезд остановился на полузаросшем пути у новенькой деревянной платформы и замолк. Даже как таковой станции здесь нет, — путевое развитие разобрано. Вокруг какая-то сладкая и пьянящая тишина и запах леса. Хочется лечь на траву у этого "вокзала" и смо



Почти сразу за платформой рельсы обрываются тупиком. Раньше было и путевое развитие. Дальше вглубь лесов тянулась сеть узкоколеек, на которой были несколько посёлков, расселённых в 1980-е годы, когда УЖД была закрыта. Один из них носил странное назва



На часах пять вечера, обратно поезд пойдёт через полтора часа. Присев на скамейку на платформе, и употребив оставшуюся часть провизии, отправляюсь гулять по посёлку. Действительно порой кажется, будто попал на несколько десятилетий назад. Один из медвежьих углов Кировской области, — по железной дороге 340 километров от областного центра!



Рядом с "вокзалом" увидел одно напоминание об узкоколейном прошлом:



Посёлок совсем маленький. Ныне здесь всего полтысячи жителей (а в 1950-е годы было больше трёх). Центральная улица — Первомайская, выложенная бетоном (как это часто бывает в отдалённых северных посёлках).



Но место совершенно благодатное. Хочется дышать полной грудью.



Артефакт прошлой эпохи. Я точно в 2016 году?

Кстати, в Христофорово (как и в Пинюге) меня удивило полнейшее отсутствие внимания со стороны прохожих местных к приезжему человеку с большим походным рюкзаком и фотоаппаратом. Разве что в магазине продавщица, не спрашивая ничего о том, откуда я приехал, радушно стала предлагать мне свежеиспечённые шаньги (я, конечно, не отказался). А ещё я встретил на улице странного дядьку, который собирал в ладонь битые стёклышки, — по его словам, "для того, чтобы коровы по ним не топтались!".



Коровы, кстати, действительно здесь есть:



У посёлка довольно большая околица, не занятая лесом. Видно, что раньше посёлок был больше по площади. На этой околице я сидел и собирал землянику и малину.



В общем, место совершенно удивительное. Всего, кстати, в полсотне километров (по прямой) от Великого Устюга.

Что интересно, до 2005 года Христофорово было посёлком городского типа. Хотя, вроде, даже кирпичных домов тут нет.



Пора возвращаться на "вокзал". Скоро обратное отправление.



Здесь, как и в Костромской области, растёт сибирская пихта:



Вид в сторону Сусоловки, куда мне снова предстоит отправиться. Пути местами заросли травой.

Обратно поезд идёт уже до Лузы, а не Пинюга. И пассажиров на обратном пути почти не было. Снова тот же час с лишним медленной езды по лесному коридору. За окном вечереет.





В лучах закатного солнца сбоку вновь появилась линия Киров - Котлас, которая теперь кажется скоростной магистралью.

Покидаю поезд в Сусоловке. Он стоит 10 минут и уезжает в Лузу. А я остаюсь один с тишиной железнодорожной глубинки. Даже грузовых поездов нет.



Вид в сторону Кирова. Как уже говорилось, Сусоловка находится в Вологодской области. А лес вдалеке — уже в Кировской.



И вид на север — в сторону Архангельской области и Котласа. Кстати, Сусоловка ещё и крайняя станция Горьковской железной дороги (в Вологодской области, однако!), — дальше в свои права вступает Северная.



Посёлок Сусоловка. Это Великоустюгский район. Причём похоже, что это едва ли не самый удалённый от Вологды населённый пункт в области.



Вечерние сумерки. Ночь наступала в тихих северных лесах. А я иду на заре просёлочной дорогой.

Мой поезд на Котлас пойдёт только завтра в 11 утра. Я иду в лес, ставлю палатку, неспешно располагаюсь, и вскоре засыпаю богатырским сном среди лесной тишины. Ночевал, как по карте оказалось, в трёх километрах от стыка трёх областей.



А спалось там, надо сказать, отлично. Вот так выглядело это место уже утром.



В лесу прекрасно всё. Даже просто стволы деревьев рассматривать можно.



А вот так утром следующего дня выглядела Сусоловка. Погода выдалась более тёплой, чем вчера. Мне предстоял заключительный 60-километровый отрезок пути до Котласа. На станции меня уже ждёт пригородный поезд Сусоловка - Котлас из тепловоза ТЭП70 и дву



И снова в путь. И за окном проплывает лес под стук колёс. После отправления из Сусоловки мелькнул знак "Северная железная дорога". Началась Архангельская область. Ехать до Котласа — полтора часа.



Вагон, кстати, снова плацкартный.



Станция с красивым названием Савватия, на которой тоже сохранились постройки 1890-х годов. С 1970-х годов и до недавнего времени это был военный городок истребительного авиаполка, который ныне расформирован.



Поезд всё приближается к Северной Двине...



чувствовалось приближение к цивилизации и крупному, по местным меркам, городу. Вокруг всё чаще мелькали дачные садоводства.



Хотя некоторые остановки всё ещё выглядят глухими лесными полустанками:



Заколоченный домик тоже, очевидно, времён постройки дороги.

За дачными посёлками с левой стороны уже стала мелькать водная гладь реки. Незаметно начался Котласский железнодорожный узел, знакомый мне по дороге из Воркуты в прошлом году. Внизу, под мостом, мелькнула Печорская магистраль, построенная в предвоенные годы.



Соединительный путь, выводящий на станцию Котлас-Узловой. Устройство замысловатого Котласского узла подробнее рассмотрим в рассказе про сам город.



Вот уже и начался город. Его вид непривычно режет глаза после посещённых мной глухих мест. Впрочем, хотя бы многоэтажек в Котласе нет, хоть и население 62 тысячи. Поезд делает ещё несколько остановок в черте города.



И по расписанию, в 12-32, прибывает на станцию Котлас-Южный (название именно от направления на Киров) — исторический конечный пункт Пермь-Котласской железной дороги, построенный рядом с берегом Северной Двины. Жаркий полдень, оживлённый многолюдный вокзал. На втором пути стоит пассажирский поезд Котлас - Архангельск, который отправится через полчаса, и будет медленно идти до областного центра почти сутки.

Я заметно переместился на север. Вятка сменилась Северной Двиной, текущей уже в Белое море. А Котлас, стоящий в её верхнем течении, и выросший в 20 веке из транспортного узла железных дорог и речных путей, — по-своему интересный город. О нём я и расскажу в следующий раз.

+2
0 комментариев
Комментарии Facebook
Комментарии Вконтакте
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Написать нам

www.nevsedoma.com.ua

Невседома © 2006 - 2017
  • Рейтинг@Mail.ru
Регистрация