Невседома

Москва 41-го, какой вы ее еще не видели (23 фото)

23 июня 2016
1 960
0
Категория: Ностальгия
Имя Маргарет Бурк-Уайт символизирует направление фотожурнализма, которое называется свошбаклинг (swashbuckling), приключенческий журнализм. В 1930-м году она стала первой иностранной журналисткой, которой впустили для работы в Советский Союз. Летом 1941 года она была единственным иностранным фотожурналистом, находящимся в Москве. Фотографии, которые вы видите, вошли позже в ее книгу "Снимая русскую войну".

Маргарет потратила почти месяц перед поездкой на подготовку оборудования и уроки по ремонту фототехники, понимая, что, случись что-то с техникой в СССР, она окажется с этой проблемой наедине. С собой она взяла 3000 ламп для фотовспышки, огромное количество пленки, пять камер, двадцать два объектива, переносное оборудование для печати и проявки, фотохимию, дубликаты всех винтов, использовавшихся в оборудовании, и многое другое.

Большая часть всего этого была отправлена морем в Гонконг. Всё это весило около 300 килограмм. В конце марта 1941 года они отправились в свой длинный путь: Нью-Йорк — Индианаполис — Гонолулу — остров Мидуэй — остров Уэйк — Манила — Гонконг — Чунцин — Ланьчжоу — Гоби — Хами — Алма-Ата — Москва. Путешествие было долгим, с остановками и сменой транспорта. Где могли, добирались самолетами.

Где не было такой возможности, ехали на машинах. На один только Китай у них ушел целый месяц. На советской таможне в Алма-Ате у них внимательно досмотрели оборудование, проверив содержимое всех бутылок при помощи палочки. Вдруг там что спрятано. Дальше был долгий перелет в Москву с несколькими посадками, который занял у них полтора дня. В столицу СССР они прибыли в самом начале мая.



В футбол в СССР играть умели. Жаль, что это искусство безвозвратно утеряно. Каждое воскресенье на стадионе Динамо шла большая игра, которой война была не помехой. Впрочем, с осени 1941 на Динамо развернули учебный лагерь, а к футболу вернулись лишь в 1944 году.



Коктейль "Ковбой" (абрикосовый ликер, ликер Бенедектин, желток, джин и перцовка) в баре Коктейль-Холл на улице Горького 6. Из разговора с барменшей Маргарет выяснила, что у та получает 500 рублей в месяц, а ее муж инженер - 850, и что за квартиру они платят 40 рублей в месяц.

Да, заведение это пережило войну и для Москвы оно было тем же, что и Студио 54 для Нью Йорка 70-х.



Немецкие военнопленные, которых лечили в одном из московских госпиталей. Большинство из них было чуть старше двадцати лет и ни одного офицера. Чем ближе немецкие войска подходили к Москве, тем сложнее было заставить персонал обращаться с ними аккуратно. Во время бомбежек их отводили на второй этаж, где они сидели с остальными пациентами - бойцами Красной армии.

В госпитале военнопленные получали сигареты - самые дешевые, стоившие 25 копеек за блок.





Очередь в магазине одежды на улице Горького.



Очередь в мавзолей.



Работницы мясокомбината имени Микояна.



Эскалатор в метро, который поднимает людей наверх со скоростью в три раза быстрее, чем в Нью-Йорке.



Люди в бомбоубежище.



Ворота в Кремль



Маскировка Москвы. На всех площадях Москвы работали бригады женщин наносившие разноцветные пятна на дорожное покрытие. Пятна имитировали крыши, какими их видят обитатели верхних этажей зданий. Позже, для большей реалистичности, к ним пририсовывали окна и тени в перспективе. Иногда, в разных местах города возникали макеты домов и целых деревень, которые постоянно перевозили с места на место. Все это делалось для того, чтобы сбить с толка немецких пилотов, которые ориентировались по объектам на местности. Пока краска сохла, все машины пускали в объезд. Лишь однажды Маргарет видела, чтобы машины проехали прямо по свежевыкрашенной площади. Это был черный Паккард Сталина и две машины сопровождения, которые промчались на огромной скорости.



Толпы москвичей, выходящие на улицу со станции метро Площадь Свердлова, где они прятались во время очередного авианалета.



Белые ночи Москвы — это фраза, которую москвичи использовали столетиями, но именно во время войны она обрела смысл. Окна и силуэты домов на фото слева ненастоящие. Они нарисованы при помощи негорючей краски на полотне, которым обтянуты здания Кремля. Это часть многоцветной системы камуфляжа Кремля. На стенах также нарисованы несуществующие здания и деревья, а маскировочной сеткой накрыты Царь-пушка и Царь-колокол.



Ночной авианалет. Слева лучи прожектора прочесывающего небо в поисках немецких самолетов, справа и под углом следы трассирующих снарядов от зенитных орудий.



Фабрика плакатов. Когда Маргарет увидела эту сцену, то подумала, что попала в мастерскую Уолта Диснея. Художники, писатели и поэты работали вместе. На фото справа они демонстрируют новую серию плакатов с буквами алфавита, публикуя по одной новой букве каждый день. Слева можно увидеть трафаретные копии работ Ивана Тимида. Плакаты изготавливались при помощи трафарета, карандаша и гуаши. Работа кипела 24 часа в сутки.



Так как у русских буквы G и H в иностранных именах звучат одинаково, то они используют это в своей пропаганде. Красив, как Геббельс. Стройный, как Геринг. Блондин, как Гитлер.



Плакат в Парке культуры и отдыха. Парк стал центром обучения противовоздушной обороны. На плакате показано, как надо бороться с упавшими на крышу зажигательными бомбами. Рядом подписи: «Уничтожим фашистских захватчиков!» и« Смерть кровавым фашистам!» У москвичей давние и богатые традиции в борьбе с огнем. Еще до войны они занимались профилактической подготовкой.

Пташкина (справа на фото) — героическая женщина, которая смогла убрать с крыши 35 зажигательных бомб за одну ночь. Она инвалид, но отказалась эвакуироваться и организовала бригаду для борьбы с огнем, состоящую из одних школьников. На фото они посыпают учебную бомбу песком и поливают водой из шланга. Пташкина была награждена медалью и премией в 500 рублей.



Когда англичане прислали своих экспертов из Лондона, то те сказали, что им нечему научить русских, настолько хорошо и слаженно они всё делают. На крышах дежурят все, включая женщин и детей. Эйзенштейн, Шостакович, Александров, Тиссэ, оперные певцы, ученые и многие другие — у всех у них есть большой опыт по борьбе с зажигательными бомбами.



Плакаты в окне магазина диетических продуктов на улице Горького.



Русская кинозвезда Орлова и ее муж кинорежиссер Александров. Безо всяких сомнений, Любовь Орлова — самая известная киноактриса в СССР и одна из немногих женщин в стране, которые носят широкие брюки.

Она настолько популярна, что когда Александров хочет попасть куда-нибудь, где много солдат и охраны, то берет ее с собой. Никто не преграждает им дорогу, не спрашивает документов, а солдаты только приветливо машут руками и говорят, что Орловой паспорт не нужен. Ее знают все. Она пацанка и любит жаргонные словечки, чему пытается научить и меня. Она всеобщая любимица, а ее муж боготворит ее и снимает все фильмы исключительно с ее участием.



Александров и Орлова встречают гостей на своей даче, которая находится в 40 километрах от Москвы в сторону Смоленска. Александров сам спроектировал дом, привезя архитектурные идеи из Калифорнии и Мексики, где работал над фильмом вместе с Эйзенштейном. С веранды можно наблюдать за авианалетами на Москву, а дороги в сторону дачи забиты военной техникой и солдатами, идущими в сторону фронта.



В Советский Союз Маргарет поехала вместе со своим мужем, писателем и журналистом Эрскином Колдуэллом. Их союз был недолгим. Они поженились в 1939-м и развелись в 1942-м. Это фото сделано в Мурманске.

+1
Добавьте свой комментарий
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
    wassatbig_smile1wink
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии Facebook
Возможно Вам будет интересно

Написать нам / Contact Us

www.nevsedoma.com.ua

Невседома © 2006 - 2022
Регистрация